Как фармкомпании подкупают врачей, чтобы те впаривали нам бесполезные препараты

Вера Устюгова по образованию врач. Она работала неврологом в частном медцентре Екатеринбурга, потом приехала в Москву получать дополнительное образование по специальности вертебролог (врач, который специализируется на решении проблем с позвоночником). В столице она также поработала в частном медцентре, а потом решила, что ей хочется попробовать себя в несколько иной сфере, связанной с научными исследованиями.— Я устроилась в одну фармацевтическую компанию. Моя должность называлась «медицинский советник по клиническим исследованиям», — рассказывает Вера. — На собеседовании мне сказали, что я буду взаимодействовать с кафедрами в вузах. Цель — проведение исследований препаратов нашей компании. Я проработала там только две недели. Потому что вскоре мне сказали: «Что-то на твоём участке препараты плохо продаются. Нужно идти работать с врачами».Вере озвучили её новые обязанности: приходить ко врачам, впаривать им товары компании как суперэффективные препараты и для убедительности давать карты «Ашана» разного номинала.При этом кольпоцид — средство, которое Вера должна была предлагать как препарат для профилактики рака — оказалось даже не лекарством. Его нет в государственном реестре лекарственных средств. Это просто «комплекс натуральных компонентов».В составе есть, например, эхинацея пурпурная. Это такой цветок, похожий на астру, только с лечебными свойствами. Есть ещё экстракт солодки и вещества, полученные в результате ферментации лактобактерий. В общем, это что-то вроде БАДа.— Компания предлагает врачам назначать кольпоцид при эрозии шейки матки, которая вызвана вирусом папилломы человека высокого канцерогенного риска, то есть с высоким риском перерождения в раковую опухоль. Врачам предлагают карты различных магазинов — в частности, «Ашана», — рассказала Вера в выпуске YouTube-канала «Адские бабки».С научными исследованиями по кольпоциду Веру даже не ознакомили.— Мне сказали, что если я нуждаюсь в дополнительных инструментах по продвижению препарата, то я должна взять карты «Ашана» номиналом 500 рублей и заняться фактически «коммерческим подкупом» врачей, — говорит она.Кстати, если у женщины эрозию шейки матки обнаруживают, когда она беременна, то кольпоцид предлагалось применять даже не в комплексе с другими средствами, а вообще как единственное лекарство. То есть речь шла о профилактике рака с помощью, по сути, каких-то травок.— Это всё равно что лечиться святой водой, — говорит Вера. — Как только я узнала, что «лекарства», по сути, являются пустышкой, то отказалась участвовать в коммерческом подкупе врачей и меня сразу же уволили без объяснения причин.Вера подала заявление в прокуратуру Одинцовского района (копия есть в распоряжении Лайфа).— Я хочу предупредить людей, что под видом лекарственного препарата им могут выписать фуфломицин, — говорит она.Лайф направил запрос в компанию, в которой работала Вера, но ответа не получил. При этом нам удалось найти исследование по кольпоциду, проведённое сотрудниками Омского государственного медицинского университета. Они сделали вывод о «достаточной клинической эффективнос�ти и хорошей переносимости препарата кольпоцид при лечении патологии шейки матки, ассоциированной с вирусом папилломы человека».Но в исследовании принимало участие только сто человек — это совсем недостаточно для того, чтобы считать его полноценным. Как ранее пояснял Лайфу президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов, сейчас в России компании-производители обычно «не заморачиваются с проведением хороших исследований».Ведь у них есть возможность «получить регистрацию задёшево — простым исследованием на нескольких десятках человек и быстренько». А потом можно «пропихивать препарат разными средствами, в том числе эксплуатируя заинтересованного главного специалиста Минздрава». Это что касается лекарств — а кольпоцид даже не лекарство, к нему требований ещё меньше.1,2 млн на карту главврачаПо словам сопредседателя Всероссийского союза пациентских организаций Яна Власова, после принятия в 2011 году закона об основах охраны здоровья граждан, который запретил фармкомпаниям платить врачам, таких случаев агрессивного продвижения фуфломицинов стало меньше. Но, как показывают история Веры и опыт других врачей, проблема не исчезла.— Я не слышала про кольпоцид и не использую его. Ко мне приходят медицинские представители, но я принимаю только тех, у кого есть конкретные информационные материалы и без материальных поощрений, — рассказала врач-гинеколог Анна Марченко. — Иногда медпредставители несут необходимую и новую информацию, которую ты не всегда успеваешь узнавать из научных источников. Если приходят представители и я понимаю, что их препарат не относится к доказательной медицине, то я его не применяю.По словам Анны Марченко, за последний год к ней пришли «2–3 недобросовестных представителя фармкомпаний».— Есть ситуации, когда представители предлагают медицинские услуги и врач получает за это процент. Например, процедура МРТ, которой нет в клинике или другое исследование. Доктор может направить туда, куда попросили представители, и получать с этого свой процент, — рассказал терапевт Владимир Лишин.О том, что прямой подкуп всё ещё есть в системе, свидетельствует дело против главврача роддома в Коми Андрея Попова. В мае его приговорили к пяти годам лишения свободы. Он получил от фармкомпаний 1,2 млн рублей.— На судебном заседании подсудимый Попов А.В. свою вину в инкриминируемых деяниях признал полностью, пояснил, что работал главным врачом Ухтинского межтерриториального родильного дома (УМРД), — говорится в судебном решении. — Заключение договоров поставки медикаментов и медицинских товаров входило в его полномочия. Среди контрагентов УМРД в том числе были ООО «Пилигрим», ООО «Евросервис», ООО «Новодез-М», ООО «Фарм-С». После заключения договоров с этими поставщиками их представители стали переводить Попову денежные средства на карты С.М.В. или К.Л.В. Обычно инициаторами данных перечислений были сами фармацевтические фирмы. Полученные денежные средства Попов снимал с карт и часть тратил на свои нужды, часть — на нужды УМРД.2 млн за лекцииКак ранее подсчитали в РБК, в 2017 году около 41 тыс. российских врачей получили от фармкомпаний более 3,3 млрд руб. При этом 25 из них заработали более 1 млн руб. каждый. Например, руководитель сосудистого центра столичной городской клинической больницы № 51 Дмитрий Затейщиков получил от компаний Takeda и AstraZeneca около 2 млн рублей. Он пояснил, что в основном это была оплата лекций, которые он читал по просьбе компаний в других городах. И основная часть денег ушла на перелёты.— Большинство фармкомпаний приглашает прочитать лекции для саморекламы, но некоторые из них, в том числе Takeda и AstraZeneca, организуют лекции для обучения других врачей, когда я, например, рассказываю о заболевании, при котором применяется лекарство компании, — сказал Затейщиков.Прямым подкупом это считать нельзя, но конфликт интересов в таких ситуациях есть. Как и в ситуации с главным детским фтизиатром России Валентиной Аксёновой. Как рассказывал Лайф, она по заказу компании «Генериум» разработала диаскинтест — препарат для проверки на туберкулёз. А потом инициировала его продвижение — чтобы он заменил привычную всем пробу Манту.
Дополнительно:

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*